«Гоночные» собаки

 

В отличие от обычных граждан,  любящих своих четвероногих питомцев просто так, потому что она или он няшка и вообще муси-пуси, взаимоотношения охотников  со своими собаками держатся скорее на уважении, основанном на принципе "кто не работает, тот не ест". В отличие от диванных версий охотничьи собаки, вернее, лучшие их представители поражают своей работоспособностью и маниакальным азартом,  и это немудрено: веками заводчики  и селекционеры работали с породами, оставляя лучших из лучших.

 

Мой охотничий стаж насчитывает 22 года, и хоть собственной охотничьей собаки я  не завёл (условия не позволяют), но много раз охотился с собаками своих друзей и коллег по увлечению. Впечатления самые разные, вероятно весьма субъективные, тем не менее решил поделиться.

Мои первые охоты с собаками происходили в камышовых крепях дельты на кабана. Правда, перед этим у меня сложился достаточно богатый опыт добычи этого зверя ночью с подхода, без всяких собак, поэтому было с чем сравнивать. Конечно, в каждой охоте свои прелести, но речь не об этом. Охота с собаками - это не только сам процесс выискивания зверя, преследования и т.д., это и жизнь с собаками на биваке, перевозка их в машине, какой- никакой уход, даже в полевых условиях.

Русские гончие произвели на меня колоссальное  первое впечатление: кабана они гнали на первой охоте с такой скоростью, что мы просто не успели его перехватить, их звонкий и заливистый лай с нотками истерики не оставит ни одного охотника равнодушным, столько в нём азарта и какого-то первобытного подтекста. Произошло всё быстро, через полчаса стая была вместе с кабаном уже километрах в пяти к югу, лай стал затихать и удаляться. Дальнейшая охота заключалась в поиске пропавших собак, которых мы нашли уже ночью километрах в двадцати. Их глаза и носы кровили, ведь гнали они зверя целый день не по полям и лесам, а по густым камышам, где человеку десять метров-то пройти сложно. Одного кобеля клыками зацепил кабан, и ему срочно требовалась медицинская помощь, её ему оказал  хозяин, зашив шёлковыми нитками рану.

Гораздо больше мне понравилась охота с эстонскими гончими, их темперамент полностью соответствует их названию. Добычу они преследуют очень медленно, изредка полаивая, что позволяет  достаточно легко перехватить охотникам зверя даже на своих двоих, а уж на машине и подавно. И те и другие способны сутками гонять кабанов по камышам, что не может не вызывать уважения, выносливость на грани фантастики.

На этом, на мой взгляд, достоинства гончих, или, как мы их называем в своём кругу, «гоночных», собак заканчиваются. Три инстинкта являются доминантой их поведения - это охота, пожрать, причём нередко того, за кем гонятся, не раз видел, как охотникам доставались лишь рожки  да ножки от небольших кабанчиков, и, конечно, инстинкт размножения, который очень часто просыпается у них в машине, причём даже при отсутствии течных сук и сук вообще. Однажды он проснулся у трёх кобелей в багажнике моей короткой «Нивы», «месилово» сопровождалось дракой, которую смог остановить лишь хозяин, использовав свой термос в качестве последнего аргумента и погнув его о голову самого дерзкого участника свары. Слов и команд, как мне показалось, эти собаки вообще не понимают, особенно когда у них просыпается один из трёх основных инстинктов.

Гончие собаки очень часто теряются, меняя хозяев, что даёт основание предполагать о их небольшой привязанности к своему хозяину. Хотя бывают и обратные примеры, правда не факт, что домой их приводит привязанность, а не чувство голода. Однажды мой знакомый в Володаровке, к которому я заехал по дороге на охоту, попросил отвезти в камыши труп своей собаки. Оказалось, что  за пару недель до нашей встречи кобель пропал на Иголкинском банке, а в этот день, исхудавший и измождённый, пришёл во двор к своему хозяину, причём чтобы сделать это, ему пришлось преодолеть километров тридцать и переплыть не одну речку. Во дворе он нашёл шкуру свежеубитого кабана и так объелся после двухнедельной голодовки, что помер там же возле шкуры.

Гораздо более приятные впечатления остались у меня от лаек и особенно легавых собак. У них, конечно, тоже иногда во время охоты над интеллектом превалируют инстинкты, но всё же они более управляемые. Курцхааров, с которыми мы охотимся уже года три, можно сравнить с батарейкой «Энерджайзер»: темперамент и страсть к охоте у них, что называется, в крови, а чутьё просто поражает. Их самая большая слабость - гладкая шерсть, к ней, конечно, ничего не прилипает, но и согревает она плохо, в наших условиях мёрзнут, если, конечно, не двигаются. В работе по полевой дичи им и 30 градусов мороза нипочём.  Но на утиной охоте зябнут  и, несмотря на все свои страдания, особенно когда нужно лезть в ледяную воду, а потом долго сидеть возле хозяина, поскуливая и дрожа, охоту они любят беззаветно, и если хозяин в охотничьей одежде уходит из дома один, у них начинается истерика.

Охотятся они не только на природе, но и в городе на прогулке: коты, голуби, вороны и даже ёжики пробуждают в них древние инстинкты. Однажды весной, когда оперившиеся птенцы ворон слетают на землю и их родители становятся особенно агрессивны, нападая без разбору на всех подряд, включая детей, мы с моим соседом, хозяином курцхаара по кличке Бутч, попробовали решить проблему, что называется, «без шума и пыли». Ибо вороны в прямом смысле «задолбали» всех наших соседей. Бутчу не нужно видеть, ему достаточно учуять, что он и сделал у первой же густой клумбы с  цветами. Стойка  - фирменный приём легавых, который указывает хозяину, где притаилась дичь. Так как в городе стрелять нельзя, мой сосед сказал Бутчу «пиль», он рванул в цветы, откуда через несколько секунд показалась довольная, вся в перьях морда. Взрослые вороны яростно атаковали, но его уже было не остановить, за пару минут  он «решил вопрос» ещё в трёх соседних клумбах, где пряталось молодое поколение «санитаров» помоек. Лишь один счастливчик ушёл от возмездия, потому что научился летать чуть раньше остальных. После этого у Бутча началась «весёлая жизнь»: стоило ему показаться  на нашей придомовой территории, как вороны оказывались возле него, пытаясь клюнуть его, пока он справлял малую или большую нужду. Причём часто это им удавалось, виртуозность, с которой они пикировали и исподтишка атаковали, просто поражала. Даже такой «шустрик», как Бутч, легко подпрыгивающий почти на два метра, не успевал наказать обидчиков. Лишь однажды в качестве моральной компенсации в зубах у него осталась пара перьев из хвоста атакующей вороны. После чего атаки серых разбойниц стали менее безрассудными, а к осени они совсем потеряли интерес к Бутчу. Зато Бутч не теряет интерес к городским пернатым. Месяц назад на моих глазах он поймал на лету воробья, если бы сам не увидел, никогда бы не поверил.

 Как-то с нами на охоте произошёл такой случай. Заночевали мы   в одном из глухих мест Волго-Ахтубинской поймы, рядом с заброшенными чеками, где когда то выращивали помидоры, а теперь там камыши да бурьян. Лил сильный дождь, было холодно и две наши собаки никак не могли дождаться, когда же мы расстелем спальники, чтобы спрятаться в них от холода.  Легли спать, обе собаки тут же залезли в наши спальники, причём в ноги: как и чем они там дышат, для нас до сих пор загадка. Лил дождь и мы стали уже засыпать, как Бутч и Карай одновременно зарычали и стали как-то странно, с преобладанием басов полаивать. Причём на требования  заткнуться и лёгкие пинки ногами не реагировали. «Зверя зачуяли»,  - предположил кто-то из нас. Другой возразил: «Через палатку? В спальнике? Рядом с трёхдневными носками?». Так как шёл дождь, ружья мы убрали в машину, я тихо вылез из палатки, нажал пульт сигнализации, машина пикнула, моргнула габаритами, и я сквозь дождь услышал характерный топот. Утром мы провели расследование: в тридцати метрах от палатки вся земля была изрыта кабаном, а наши «кабысдохи» зачуяли его через палатку, находясь в спальниках, практически в герметичных условиях.

Ну как не уважать таких собак? Тем более если прошёл с ними огни и воды, благодаря которым добыл не одного фазана и нашёл в густых камышах столько подранков, которые без собак достались бы енотам. Не бывает плохих собак, бывают плохие хозяева — этот принцип применим к охотничьим собакам как к никаким другим, воспитать себе помощника непросто, но тот, кому это удалось, в награду получает незабываемые минуты радости и эйфории от  общения и работы в поле со своим четвероногим другом.

 

Комментарии

  1. Александр

    красиво сказано только можно было написать и про спаниельчиков

    1. александр

      Подскажите пожалуйста где я могу преобреобрести себе для охоты чистокровного американского кокер спаниеля?

  2. ЮРЕКЕ

    ГУСЬ ЛЕТЕЛ СО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ СУББОТЫ И ДО УТРА ВОСКРЕСЕНЬЯ, ВСЮ НОЧЬ С ИНТЕРВАЛОМ 2-5 МИНУТ, ЭТО БЫЛО ЧТО-ТО. МЫ БЫЛИ В ХАРАБАЛИНСКОЙ СТЕПИ ПОД АЗГИРОМ, ЭТО ГРАНИЦА С КАЗАХСТАНОМ. БЫЛИ ТАМ НА ОТКРЫТИИ НА ПУШНОГО.

Обсуждение закрыто.